20:20 

Assorti Secret Santa
Начинаем выкладку наших работ :yolka11:
Дорогие авторы, помним, что до 31-го стоит сохранять анонимность; заказчики (не) раскрываются по желанию.


Название: Двое
Автор: :moroz1:
Размер: мини, 1591 слов
Пейринг/Персонажи: Ронднуар/Рафаэлло
Категория: слэш
Жанр: романс, мистика
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: О подарках и экспериментаторах.
Примечания: неграфичная расчлененка, отсыл к арту на ВТФ
Заявка: Ронднуар/Рафаэлло, мрачная, темная романтика.

Библиотека – самое спокойное место в доме. Говоря откровенно, это вообще единственная спокойная комната – во всех прочих вечно шумно, снуют слуги или никогда не исчезающие гости, постоянно сменяющие друг друга. Рафаэлло не любит пышные приемы, без которых не может Роше, не любит всех этих незнакомых людей, постоянно толкущихся в их доме. Поэтому в библиотеке он прячется от всего этого, а заодно – ищет. Искать нужно осторожно, так, чтобы некоторые книги можно было быстро убрать на место, чтобы их не увидел Роше. Его не стоит волновать.

Сейчас Рафаэлло сидел за столом, аккуратно отвернув корешки книг, чтобы не увидел кто-то случайно вошедший, и летящим почерком конспектировал в тетради: «Предыдущее пробуждение, – ручка-перо оставляла неаккуратные кляксы. – произошло ровно двадцать дней назад. Перед тем был промежуток в двадцать пять и тридцать дней, из чего может следовать, что промежутки начали уменьшаться. Подумать над увеличением дозы?» Рафаэлло поставил точку и задумчиво покрутил перо в руке, толстая капля чернил расплылась на месте знака вопроса, превратив вопрос в утверждение. Рафаэлло потянулся за промокашкой, чтобы подчистить каплю, и тут в дверях библиотеки раздался голос.
– Прячешься? А, Рафаэлло?
Рафаэлло закрыл тетрадь, вложил её в книгу, отодвинул от себя и только тогда обернулся. Смерил взглядом стоящего в дверях человека.
– Что, даже не поздороваешься? – насмешливо спросил гость.
Он шагнул вперед, распуская узел на галстуке Роше пальцами Роше, обнажая шею Роше. Но кроме тела, от Роше в госте не было ничего – Роше спал глубоко внутри самого себя, пропуская вперед свою тень с черными глазами и страшной улыбкой.
Ронднуара.
– Зачем мне с тобой здороваться? – спросил Рафаэлло, поднимаясь из-за стола и аккуратно собирая книги, отворачивая корешки. – Я, может, вовсе не хочу, чтобы ты здравствовал.
Совершенно не оскорбившись, Ронднуар подошел ближе.
– А вот я скучал, – сказал он, останавливаясь за шаг до Рафаэлло, расставляющего на полке книги. – Это такая мука – видеть всё, что Роше делает с тобой, видеть тебя, и не иметь возможности докоснуться самому… – Ронднуар протянул руку, и Рафаэлло прикрыл на секунду глаза, ощущая прикосновение музыкальных пальцев на спине. Спустя мгновение, он развернулся и оттолкнул ладонь.
– Не трогай меня, – велел он, но Ронднуар только ухмыльнулся в ответ, делая еще один шаг вперед и прижимая Рафаэлло спиной к книжному шкафу.
– Что это ты читаешь? – прошептал Ронднуар, нагнувшись к уху Рафаэлло. – «Раздвоение личности: лечение», – он вытянул одну книгу и прочел на форзаце название. – Жаждешь от меня избавиться?
Рафаэлло уперся ладонями Ронднуару в грудь, пытаясь оттолкнуть.
– Просто мечтаю, болван, – ответил Рафаэлло холодно. – Отойди немедленно, мне нужно идти.
Ронднуар ухмыльнулся и перехватил чужие запястья, разводя их в стороны.
– М-м-м, как грубо, – сказал он. – Помнится, в прошлый раз ты говорил что-то другое. И куда это ты собрался? Твой дорогой Роше вот он, перед тобой, его не нужно искать.
Рафаэлло дернулся, пытаясь вырваться и ударить, чем сильнее, тем лучше, но Ронднуар держал крепко, так, как никогда бы не посмел Роше.
– Ты не Роше и никогда им не станешь, даже если постараешься.
Ронднуар легко согласился, пожав плечами:
– Не могу спорить и не хочу стараться. Я же лучше Роше, ты не считаешь? – он опустил голову, целуя чувствительную кожу на шее, Рафаэлло слабо вздрогнул, уже не так вырываясь и чуть поворачивая голову, открывая больше пространства. Но Ронднуар отстранился, отпустил его запястья, шагнул назад.
– Скоро Рождество, не так ли? – он задумчиво взглянул на окна. – Когда?
– Через две недели, – ответил Рафаэлло, прижимая руку к шее и отходя от стеллажей в сторону. – Зачем тебе?
– Ах, только через две, – Ронднуар покачал головой и вдруг взглянул на Рафаэлло – остро, пронзительно. – А я уже приготовил тебе подарок.
Рафаэлло нахмурился.
– О чём ты? – спросил он. – Какой подарок? Когда ты успел… – его вдруг прошибло потом от осознания одной простой истины. – Как давно ты проснулся?
Ронднуар ухмыльнулся – похоже, страх на лице Рафаэлло порядком позабавил его.
– Утром, в десять.
Рафаэлло принялся лихорадочно считать в уме. Сейчас семь часов вечера. Прошлое пробуждение длилось шесть часов, еще одно предыдущее – три. До этого пробуждения длились не более часа. С какой же скоростью прогрессирует сознание Ронднуара? Как скоро полностью вытеснит Роше?
Долго ли еще ждать.
– Идем, – велел Ронднуар. – Я помню, что не стоит вручать подарки заранее, но, боюсь, через две недели он совсем испортится.
Не дожидаясь ответа Рафаэлло, Ронднуар еще раз поманил его рукой и вышел из библиотеки. В чём-то заинтригованный, в чём-то напуганный, Рафаэлло последовал за ним.
Раньше Ронднуар никогда не просыпался на столь длительный срок, и сразу приходил к Рафаэлло, стоило золоту радужки Роше смениться глубокой чернотой самого Ронднуара; что он успел натворить, пока Рафаэлло думал, что всё в порядке?
Ронднуар без колебаний вышел из дома, по засыпанной снегом дорожке прошел до гаража и щелкнул ключом от машины Роше, разблокировывая её дверцы.
– Садись, – приглашающе кивнул Ронднуар на пассажирское сидение. – Мой подарок дальше, нам придется немного проехать.
– Ты водить-то умеешь? – с сомнением уточнил Рафаэлло, но в машину сел. Ронднуар включил зажигание, и черный мерседес мягко двинулся вперед.
– Оказывается, умею, – хмыкнул Ронднуар. – Выяснил сегодня утром.
– Ты куда-то ездил? – тут же напрягся Рафаэлло.
Ронднуар только усмехнулся в ответ, и Рафаэлло перевел взгляд на снегопад за окном. Высокие кипарисы замело снегом, оливы низко пригнулись к земле. Это была первая на памяти Рафаэлло настолько снежная зима.
Этот год вообще был богат на аномалии.
Одной он был очень рад.
Машина затормозила, Ронднуар включил свет в салоне и слегка повернулся.
— Завяжи глаза.
— Что? — откликнулся Рафаэлло и покачал головой. — Ну нет, не с тобой в одной машине.
Ронднуар раздраженно цыкнул языком.
— Это сюрприз, если сразу выйдешь, будет не так интересно.
— Я все равно удивлюсь, — пообещал Рафаэлло. — Не думаю, что это будет леденец в носке, так что открывай двери.
Ронднуар щелкнул кнопкой, и Рафаэлло, накинув прихваченную из дома куртку на плечи, вышел из машины.
В нос сразу ударил густой и тяжелый запах мокрого железа. Рафаэлло прикрыл веки, привыкая к темноте, и сделал несколько шагов вперед. Под ногами чавкала земля, раскисшая явно не от снега. Пройдя метр, Рафаэлло споткнулся обо что-то и остановился, вглядываясь под ноги.
Ронднуар, все еще сидящий в машине, включил дальний свет, чтобы было лучше видно его подарок, и у Рафаэлло тут же скрутило узлом внутренности.
Кровь, кровь была везде, на земле и на ветвях кипарисов, красила снег в розовый и превращала землю в болото.
— Ронднуар, — позвал Рафаэлло и опустил голову вниз. Чья-то рука в обрывках черного лежала под ногами, Рафаэлло оттолкнул её носком ботинка. Ронднуар неторопливо приблизился, не потрудившись надеть что-то теплее пиджака.
— Кто это? — спросил Рафаэлло. — Это ты его убил?
— Нужно же было подарить тебе что-то особенное, — хмыкнул Ронднуар и указал ладонью на один из кипарисов. Молодое деревце, еще тонкое и невысокое, было с верхних до нижних веток обмотано чем-то серым, влажно блестящим, а на острой верхушке в такт порывам ветра покачивалось большое и овальное. Человеческая голова, знакомая и ненавистная до последней черной пряди.
— Это?.. — спросил Рафаэлло, не двигаясь и не отрывая взгляда от головы, насаженной на кипарис.
Ронднуар обнял его сзади, как и в библиотеке, коснулся губами шеи — но теперь с другой стороны, где остался неприметный круглый шрам от потушенной об кожу сигареты.
— Разве мог я оставить такое безнаказанным? — спросил Ронднуар, щекоча дыханием. — Тебе нравится?
Рафаэлло смотрел на кипарис несколько минут, а потом развернулся и поцеловал Ронднуара так, что заложило в ушах.
— Поехали домой, — сказал Рафаэлло, разорвав поцелуй. — Сейчас же.
– Как скажешь, – усмехнулся Ронднуар и вернулся в машину. Рафаэлло сделал несколько фотографий на телефон, еще пару мгновений смотрел, не отрывая взгляда, и развернулся.
Машина отъехала, оставляя позади залитые кровью кипарисы и голову Марса, насаженную на верхушку, как рождественскую звезду – подарок, о котором Рафаэлло мог только мечтать.


– Так как тебе мой подарок? – спросил Ронднуар, когда они снова оказались в доме. Рафаэлло взглянул на часы: почти восемь. Оставалось совсем немного времени.
– Ты убил человека, – сказал он, толкая Ронднуара в спальню. – Ненавижу убийц.
– Да что ты? – насмешливо обернулся Ронднуар, за ленту притягивая к себе Рафаэлло и запирая дверь. – Чем ты лучше?
Рафаэлло не ответил. Он дернул Ронднуара за волосы, заставляя того зашипеть от боли и толкнуть Рафаэлло спиной на кровать, нависая сверху.
– Я не пачкаю руки, – наконец ответил Рафаэлло, укусив наклонившегося Ронднуара за шею. – И не причиняю боль.
– Это ты так думаешь, – Ронднуар так неторопливо расстегивал свою рубашку, что Рафаэлло захотелось на него закричать: быстрее, быстрее, слишком мало времени! Но для такого крика было еще слишком рано.
Да и они бы все равно не успели: почти как в старой сказке, часы пробили восемь, и чернота Ронднуаровых глаз сменилась привычным, спокойным золотом.
– Рафаэлло? – удивленно спросил Роше, смотря на распластанного под ним, полураздетого и растрепанного Рафаэлло. – Что такое?..
Рафаэлло, одернув себя в желании закатить глаза, погладил Роше по скуле.
Каков идиот.
– У тебя опять приступ? – с заботой спросил он и потянулся к тумбочке. Вытащил из нее блистер таблеток, подумал немного и вместо обычных двух выдавил три. Дозу можно было увеличивать. – Выпей, и тебе станет лучше.
– Да, да, – Роше растерянно принял таблетки и проглотил, мимолетно сморщившись. – Прости.
– Ничего, – улыбнулся ему Рафаэлло. – Продолжим в другой раз. Мы тебя вылечим, не волнуйся.
Роше кивнул и улегся в кровать, закрывая глаза. Рафаэлло лёг тоже, прижавшись щекой к груди Роше. «Нужно всё-таки поблагодарить Ронднуара за подарок, – подумал Рафаэлло. – И еще увеличить Роше дозу лекарства».
До следующего пробуждения оставалось пятнадцать дней.
Целых пятнадцать дней.

@темы: Фики, Слэш, Сикрет Санта-2013, Ронднуар, Рафаэлло

URL
Комментарии
2013-12-21 в 21:57 

Какой Раф... страшный. Я как-то во всех РондоРафах всегда по умолчанию думал, что с Роше у Рафа дружеские отношения... Пробирает, до жути прям. Жалко Роше :(

URL
2013-12-22 в 07:50 

Долго ли еще ждать.
Дааааа... И вот здесь я первый раз стал лужей
А потом ещё, ещё и ещё. Потому что Рафаэлло проявляет не_милоту, ведёт скрытые игры и явно умеет плести интриги. И он прекрасен этим. Любовь-любовь ему такому :heart:
И вам, автор, того же :heart: Спасибо!
*пошёл завидовать получателю*

URL
2014-01-07 в 18:39 

Накайра
[Целый год все считали, что у меня какая-то форма аутизма. Тесты проводили. А оказалось, я просто хуй.] (с) НТВМП
Ой, моя заявка.
Спасибо вам за старания, автор. Так или иначе, но я рад, что вы ее исполнили, хотя и не совсем так, как я предполагала. :smiletxt:
Боюсь, у нас несхождения в фанонах и взглядах на "темную романтику")) да и на персонажей, похоже, тоже))
С другой стороны, приятно, что вспомнили давно забытый фанон с раздвоением личности, очень приятно олдфагу видеть такое.:crzfan:
В любом случае, спасибо большое за исполнение. :smiletxt: С праздниками вас!
:squeeze:

2014-01-07 в 18:44 

Накайра, Боюсь, у нас несхождения в фанонах и взглядах на "темную романтику")) да и на персонажей, похоже, тоже))
если вы мне поподробнее расскажете про свои фаноны и взгляд на темную романтику, я еще могу исправиться :eyebrow:
а.

URL
2014-01-07 в 19:04 

Автор, окей, как скажете.
Я сволочь занудная и сторонник классических фанонов. Поэтому начнем с Рафа.
Здесь он мне не нравится. Кто-кто, а Раф не склонен к ненависти; к тому же, столь ненормальное возбуждение от отрезанной головы Марса пахнет такой серьезной клиникой. Шизанутый Раф - это, возможно, и весело, но я ждала немного не этого.
К тому же, он тут откровенно шлюховат. Ломается поначалу. однако вот, уже и возбуждение не пойми откуда. вот уже и Ронда, которого отталкивал и изображал верную супругу Роше, трахнуть пытается. В общем, конечно, может, у меня лыжи не едут, но как-то вот.
Дальше. Ронд. Я его очень люблю, я вообще люблю ублюдков. Но здесь, опять-таки, очень шизофренически все это. Ладно, его мы частично оправдать можем, все-таки раздвоение личности, хотя и не всегда у ребят с раздвоением все так плохо. Таки у нас Раф-псих, возбуждающийся от отрезанной головы на фоне ненависти, и Ронд, который это желание предугадывает.
В моем фаноне, классическом, Ронд - не псих. Он умен, он жесток, он холоден и вместе с тем если терпение лопнет, может взорваться так, что мало не покажется никому. Он не знает слова "нет", получает все, что хочет. Эгоистичный, жестокий, порой даже подлый, но умный ублюдок. И единственный, кто его может сдержать - Раф. Как раз-ьтаки своей мягкостью, добротой и умением дать отпор, поставить на место, полезть на рожон, если надо, не поддаваться. Он тоже сильный.
Заявка затрагивала темную романтику. Как ее вижу я в этой паре? Они оба довольно самодостаточны, для проявления этой самой романтики, кмк, им не нужен никто третий. Это отношения-лабиринт, из которых не выбраться, Это - боль, и при этом они все равно рядом. Ранят друг друга, но сближаются все сильнее. Жестокость во имя? Вполне возможно. Деланное равнодушие, гениально сыгранное Ронднуаром, сочетающееся с уничтожением человека, принесшего Рафу боль. Не потому, что Раф ненавидит, а потому что никто больше не имеет права причинять ему боль. То, что нельзя, то, что табу, что нельзя понять и принять прочим. Нельзя рассказывать, нельзя показывать. Единственная слабость Ронднуара, на которой он отыгрывается, и Раф, который борется, дает этой жестокости отпор, смягчает ее, принимая основной удар на себя. Мрачные отношения, но все равно по-своему очень близкие.
Как-то вот так.

URL
2014-01-07 в 19:04 

Накайра
[Целый год все считали, что у меня какая-то форма аутизма. Тесты проводили. А оказалось, я просто хуй.] (с) НТВМП
Сдуру отправил от гостя. Ох уж эта анонимная привычка.

   

Добрый Дед Полено

главная